Головна | Реєстрація | Вхід | RSSНеділя, 24.06.2018, 21:18

Веселкова Школа

Меню сайту
Наше опитування
Оцініть мій сайт
Всього відповідей: 46
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Форма входу

Блог

Головна » 2014 » Вересень » 30 » Давид и Голиаф
02:36
Давид и Голиаф
Давид и Голиаф
В своей книге «До встречи на вершине» Зиг Зиглар описал одну из наиболее волнующих историй, которую он когда-либо слышал — душевную исповедь Берни Лофчика — отца маленького мальчика, который с самого рождения страдал очень тяжёлым заболеванием. Появление Давида на свет стало большой радостью для семейства Лофчиков, в котором уже подрастали две дочери. Однако довольно скоро они заметили, что с ребёнком что-то не так. У малыша было слишком выражено слюноотделение, и он не мог держать головку, безвольно свисавшую на правую сторону. Семейный доктор убеждал родителей, что малыш окрепнет и перерастёт столь незначительную проблему. Но родительская интуиция подсказывала, что пускать ситуацию на самотёк слишком легкомысленно. Когда Давида показали другому специалисту, он обнаружил у ребёнка врождённую спастическую кривошею и назначил лечение. Лофчики могли успокоиться и месяц за месяцем ожидать улучшения, но их внутренние ощущения подсказывали, что ситуация требует ещё более внимательного отношения. Они обратились к одному из лучших специалистов Канады, и после очень тщательного обследования доктор вынес весьма неутешительный вердикт, предложив «ради собственного блага и блага остальных членов семьи» отдать ребёнка в специальное учреждение. «Это спастический паралич. Ваш сын никогда не сможет ходить, говорить или считать до десяти», — констатировал врач.
Вместо отчаяния эти слова вызвали в душе отца яростный протест. Он отказался видеть сына полурастением и решил сделать всё возможное, чтобы мальчик вырос здоровым, сильным, полноценным и счастливым человеком. «Единственное, что сделал этот специалист, — рассказал Берни Лофчек в беседе Зигу Зиглару, — он «убедил» нас в необходимости найти такого врача, который был бы заинтересован решением, а не ошеломлён проблемами». И начались поиски нужного специалиста.
Семейная пара обошла не менее двадцати докторов. Каждый из них подтверждал, что Давиду нельзя ничем помочь. Лофчики не отступали, и однажды они услышали о человеке, снискавшем славу мировой знаменитости в области лечения церебрального паралича. Доктору Перлстейн принимал пациентов буквально со всего света, и его график был расписан более чем на год вперёд. Берни нашел возможность передать ему через своего семейного врача все результаты обследований сына, но тот был так загружен, что перенёс осмотр Давида на неопределённый срок. «Немного позднее» Берни Лофчика не устраивало. Он понимал, что время в их случае имеет огромное значение, и решил взять ситуацию в собственные руки. После многих усилий ему удалось «поймать» профессора по телефону и договориться, что первое же окошко в случае отмены визита какого-либо пациента доктор Перлстейн оставит именно для их ребёнка. Их встреча состоялась уже через одиннадцать дней. Кто-то не пришёл на приём, и судьба подарила шанс маленькому Давиду. Впервые за несколько месяцев семья Лофчиков почувствовала облегчение и уверенность, что они движутся в нужном направлении. После нескольких часов обследования диагноз был подтверждён. Однако вместе с диагнозом профессор готов был указать сложный, весьма сложный путь ко спасению. Берни с супругой были готовы к любым условиям и приняли от доктора Перлстейна и его помощников-физиотерапевтов подробную, расписанную до мельчайших деталей, инструкцию проведения реабилитационных мероприятий.
Родители Давида обязаны были заставить сына трудиться до изнеможения, до предела человеческой выносливости, а затем побуждать продвигаться ещё немного вперёд. Зиг Зиглар пишет: «Знаменитый врач без всяких недомолвок дал знать Берни и его жене Элайн, что им предстоит борьба — длинная, трудная и иногда кажущаяся совершенно безнадёжной. Он подчеркнул, что начав двигаться по указанному пути, супруги должны будут продолжать придерживаться его неопределённо долго. Особенно настоятельно доктор обратил внимание на то, что если они прекратят или хотя бы ослабят свои усилия, то Давид откатится назад, а вся проделанная до этого работа окажется напрасной. Да, битва за Давида против его громадного, словно Голиаф, несчастья действительно началась. Теперь у Лофчеков имелась надежда, а у этой надежды имелись черты правдоподобия. Они направлялись домой более лёгким шагом и с более лёгким сердцем — и стали готовиться к предстоящему сражению. Родители Давида оборудовали в подвале дома маленький гимнастический зал и, пригласив опытного специалиста по развитию тела и врача-физиотерапевта, начали ежедневные занятия. Главный фокус семьи был направлен на умственную закалку Давида и физическое развитие через специальные упражнения. Прежде чем мальчик смог переместиться на длину собственного тела, его ждали несколько месяцев упорного труда и мучительных усилий. Этот «мизерный» результат был на самом деле гигантским шагом вперёд. Когда Давиду исполнилось шесть лет, произошло нечто, что побудило физиотерапевта, занимавшегося с мальчиком, позвонить в офис Берни и попросить его немедленно приехать домой. Дома взволнованного отца ждал самый желанный подарок, над которым мальчик и его наставники трудились не один год. Давид лежал на гимнастическом мате и готовился отжаться от пола. «Когда его грудь и живот начали отрываться от коврика, эмоциональное и физическое напряжение было настолько большим, что на его маленьком тельце не было сухого места — вся кожа покрылась обильным потом. Гимнастический мат выглядел так, словно его облили водой. Когда сыну Лофчиков удалось отжаться, и он обессилено рухнул на пол, то и у самого Давида, и у врача, и у мамы с папой — у всех обильно потекли сладкие слёзы, которые ясно доказывали, что счастье — это вовсе не удовольствие; оно есть победа». Эта победа была еще более значимой, если учесть, что ведущие специалисты Америки после усердного обследования Давида еще в раннем детстве утверждали, что у него отсутствуют всякие «моторные связи» с правой стороной тела. Что у него сильно нарушено чувство равновесия. Что его ожидают невероятные трудности при обучении ходьбе. Что он никогда не сможет бегать с другими ребятами, плавать и кататься на коньках или велосипеде. Невзирая на все трудности, родители непрестанно оберегали в своём сознании образ крепкого, здорового и счастливого сына, который семимильными шагами приближался к исцелению.
Шло время. Упорные занятия позволили Давиду сменить… четыре велосипеда и… научиться кататься на коньках. Целый год потребовался только для того, чтобы мальчик научился стоять на коньках при помощи хоккейной клюшки. День за днём он выходил на лёд, несмотря на то, что обучение навыкам владения коньками было трудным и болезненным. Преодолевая свой страх и боль, Давид настолько преуспел, что стал играть на левом крыле атаки детской хоккейной команды. Даже после этих достижений врачи были уверены, что мальчику потребуется около двух лет, чтобы научиться плавать. Но через две недели он научился держаться на воде, а к концу лета — прилично плавать. В один из дней он сумел сделать тысячу отжиманий от пола, а однажды, не останавливаясь, умудрился пробежать почти десять километров. К одиннадцати годам Давид увлекся гольфом и отнёсся к этому виду спорта с такой же решительностью и энтузиазмом, с которыми подходил ко всему, чем решал заняться. Через время он уже проходил полную трассу из восемнадцати лунок меньше, чем за девяносто ударов.
Благодаря занятиям умственные способности Давида развивались так же хорошо, как физические. В 1969 г. его приняли в частную школу, где уровень требований — один из самых высоких в Канаде. Врач, обещавший, что Давид вряд ли сможет научиться считать до десяти, был бы невероятно удивлён, что семиклассник Давид успешно справляется с математикой для учеников девятого класса. «Да, сейчас с Голиафа, безусловно, сбита спесь, но столь же, безусловно, что тот далеко не нокаутирован, и, вероятно, этого никогда не удастся сделать. Давид должен продолжать интенсивно и регулярно упражняться всю оставшуюся жизнь. Даже несколько пропущенных дней не проходят для него даром. Как и у любого активного парня в девятнадцать лет, у Давида тоже встречаются ситуации, когда он очень даже предпочел бы пообщаться с друзьями. Однако если приходит время упражнений, то Давид отлично понимает, что он должен делать, и направляется в спортзал».
Каждый член семьи Лофчиков сыграл огромную роль в жизни Давида. Его родители проявили к сыну не просто сострадание и внимание, но и особый вид любви, когда ещё маленьким мальчиком Давид плакал и умолял оставить его в покое хотя бы на один день. Понимание ситуации, мудрость и твёрдое решение полностью вылечить ребенка не позволяли пойти на подобный компромисс. Они сказали здоровью Давида «да!», а это означало, что слабости и сентиментальности нужно было ответить «нет!» Отцу Давида, Берни, ради спасения собственного сына, пришлось действовать и в личной жизни, и в деловой карьере, гораздо усерднее и мудрее, чем любому другому отцу. Семь лет подряд каждую неделю он работал с утра до позднего вечера, чтобы оплатить дорогостоящую реабилитацию сына. А мать сделала всё возможное, чтобы сохранить у Давида здоровое представление о самом себе и положительный взгляд на жизнь в целом. «Без помощи — и при том огромной — ситуация Давида была бы во истину отчаянной. К счастью, он получал ту помощь, в которой нуждался, и стал победителем. Но и все, кто помогал Давиду, тоже оказались победителями, ибо «тот поднимается выше всех, кто помогает подняться другому».
Полную авторскую версию истории можно прочитать в книге Зига Зиглара «До встречи на вершине» (461-472 стр.)
Переглядів: 306 | Додав: myronburka | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Кошик
Ваш кошик порожній
Пошук
Календар
«  Вересень 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архів записів
Друзі сайту

Copyright MyCorp © 2018
Зробити безкоштовний сайт з uCoz